Времена… Года…

Опубликовано: 2013-08-12

Театр музыки и поэзии п/р Е. Камбуровой, (В помещении театра).

Концерт без слов (1ч25м, без антр.) Создатель: А. Вивальди, Й. Гайдн, П.И. Чайковский, А. Пьяццолла

Музыкальный управляющий и аранжировщик: Олег Синкин

Постановка и сценография: Иван Поповски

Даты: 05.06 ср, 06.06 чт, 07.06 пт

Рецензия «Афиши»:Публикация 2008 г., декабрь, «Театральная афиша»

В спектакле могли произойти конфигурации

«Мне бы хотелось, чтоб вы, когда будете глядеть спектакль, расслабились и не пробовали связывать концы с концами. Не мучьте себя разгадыванием.

Отключите голову, положитесь на чувства – тогда самое главное вы можете узреть, услышать, ощутить кожей», – рекомендует режиссер в программе к спектаклю и оказывается полностью прав. Мурашки начинают бегать по спине сходу, как звучат 1-ые музыкальные аккорды, появляется, как будто откуда-то из небытия, прозрачно-чистый дамский глас и прямо от наших ног плывут по черному полотну посреди мерцающих огоньков светящиеся нотные листы. А когда из облака белоснежных узоров, как будто Афродиты из пены, «рождаются» четыре дамы в золоченых одеждах, то от этой утонченной красы захватывает дух… Четыре вокалистки (Лена Веремеенко, Надежда Гулицкая, Анна Комова, Лена Пронина) и участники оркестра составляют единое целое и стопроцентно соединяются с классным по изобретательности и утонченности видеорядом. В представленном сценическом действе не произносится ни одного слова, в нем нет ни обычного сюжета, ни определенных нравов. «Если в конце спектакля либо завтра днем у вас в голове сложится история –это будет только ваша история. Мою я вам не расскажу…», – уже чуток хитрит режиссер. Так как из сделанного им гармонического единства музыки и света, пластики и вокала появляется не просто личная история, а образ Мира и людского Бытия.

В переливчато светящемся окне возникают то дамские руки, перекатывающие большой шар, то морское дно с рыбками, то кленовые листья, вдруг скрывающиеся за снежным занавесом. В этом чередовании коротких, как будто случаем выхваченных из жизни мгновений мы лицезреем не только лишь таинство умирающей и оживающей природы, но чувствуем также очарование и скоротечность человеческих жизней. На малеханькой сцене, как будто в рамке древней фото, четыре актрисы преобразуются в малышей, одетых в осторожные матроски и узорчатые юбочки. С новым открытием занавеса они уже окажутся в маленькой лодочке, а рабочие сцены станут, не скрываясь, двигать под ними волны и спускать сверху легкие летние облачка. Но вот задует ветер, польется осенний дождик из лейки, а девичьи голоса затянут такую печальную мелодию, от которой зарыдают даже мужчины. Но печаль будет недолгой: облачившись в белоснежные шубки, муфточки и сапожки, девченки забавно повстречают снежную зиму и нарядят рождественскую елку. Этот милый, доверчивый и трогательно смешной мир уже так далек и невозвратим. Ему на замену приходит пульсирующий ритм нашего дисгармонического времени. В дымное марево, окутавшее крыши небоскребов, как будто некоторые ангелы, спускаются существа в серебристых одеждах. Прорываясь через опутывающую все сеть, резкие вспышки лазеров и какофонию звуков, вбирающую в себя бесконечный рокот, железный скрежет и авто гудки, они пробуют биться с вселенским хаосом, охватившим Землю. Загнанно механистичный мир людей, ставших схожими на бездушные автоматы, усиленно сопротивляется, но сразу все таки стремится к той безупречной гармонии, реальным олицетворением которой смотрится и сам спектакль Ивана Поповски.

Постановка и сценография И. Поповски. Музыкальная композиция и аранжировка О. Синкина. Художественное и конструктивное решение декораций К. Лебедева. Живописец по костюмчикам И. Ютанина.

Марина Гаевская