Артисты Музыкального театра «Амадей»

Опубликовано: 2012-03-02

Артисты Музыкального театра «Амадей»Весной 1996 года небольшая группа коллег-энтузиастов решила своими силами, для собственного удовольствия выучить и (если повезет) поставить одну из маленьких ранних опер Моцарта, 240-летие от рождения которого как раз значилось в календарях.

Группа состояла из певиц-сопрано Людмилы Вересковой и Натальи Ткачевой, тенора Михаила Чеснокова, баритона Александра Цилинко, баса Андрея Кокошкина, пианистки Ксении Сурайкиной, режиссера Олега Митрофанова. Выбор пал на одноактный зингшпиль «Бастьен и Бастьенна». Действующих лиц в опере всего 3 (сопрано, тенор и высокий бас), и спектакль превосходно расходился на два состава за исключением неделимого М. Чеснокова.

Опера оказалась, на поверку, не такой уж маленькой и легкой. Потребовались два месяца ежедневных репетиций, чтобы перевести на русский язык смысл, качественно выучить по-немецки музыкальные сцены, понять, что мы будем представлять, и приступить к постановке.

С первых дней процесс возглавил превосходный музыкант, профессионал с недюжинными педагогическими способностями, дирижер Илья Вашерук. Его работа с певцами была выполнена столь добротно, точно, основательно, что, можно сказать, это было сделано «на века». Поныне любой из участников премьерных спектаклей, будучи разбужен ночью, с двух нот может не только угадать мелодии «Бастьена и Бастьенны», но и спеть их, а наутро хоть и на спектакль…

Однако вернемся в 1996. Аппетит приходит во время еды.

Настал миг, когда нам стало обидно делать «Бастьена и Бастьенну» без сценографии, оркестра и костюмов, без исполнения на публике. Пришла мысль исправить положение. Талантливый художник-дизайнер Нонна Васильева приготовила эскизы, а позже – костюмы и декорации, соответствующие режиссерскому замыслу. Нежданно-негаданно появился спонсор (меломан, меценат, состоятельный и интеллигентный господин А.В. Князев, директор фирмы «ВЕК»), дирижер набрал оркестр – и в мае 1996 года состоялась премьера. Спектакль в Овальном зале Антрепризы Московского союза музыкантов прошел четыре раза. Однако то был еще не АМАДЕЙ.

Прошло лето, началась осень. Декорации и костюмы лежали на складе. И вдруг, одновременно, всем участниками «Бастьена и Бастьенны» пришла в голову одна и та же мысль: «У нас есть костяк будущего нового театра». Вслед за мыслью пришло и название.