Крепостной театр Познякова

Опубликовано: 2012-12-07

Крепостной театр ПозняковаБольшим успехом пользовался в Москве крепостной театр генерал-майора в отставке Петра Андреевича Познякова. П. А. Вяземский писал о том, что «…неизвестные богатые помещики, как снег на голову, падали в Москву из какой-нибудь дальней губернии. Они селились в столице и «угощали» ее увеселениями и праздниками. Один из таковых был Позняков. Он приехал потешать Москву своими деньгами и крепостным театром. Позняков купил дом на Никитской устроил в нем зимний сад, театральную залу с ложами, начал давать обеды, балы, спектакли, маскарады.

Спектакли были хорошие, потому что в крепостной труппе находились актеры и певцы не без дарований. На балах его, спектаклях и маскарадах не было недостатка в посетителях; аристократическая Москва так и рвалась на них. Сам хозяин ходил во время праздников по залам в костюме «не то персиянина, не то китайца».

Спектакли в театре Познякова ставили известные «вольные» актеры супруги Сандуновы. В репертуаре были оперы Париса «Оборотень, или спорь не спорь, а об заклад не бейся», Керубини «Водовоз», комедия Коцебу «Эпиграмма» и другие произведения. Вероятно, благодаря Сандуновым в театре Познякова ставились некоторые пьесы демократической направленности. К ним принадлежала героическая опера Керубини «Водовоз», отмеченная пафосом Великой французской революции 1789 г. Она была посвящена теме морального превосходства третьего сословия над дворянством.

У посетителей театра Познякова большой популярностью пользовалась крепостная актриса Любочинская, исполнявшая роль жены президента в «Водовозе», Раисы в «Оборотне», участвовавшая в других спектаклях.

П. А. Позняков не жалел денег на спектакли; театральные костюмы шили лучшие московские портные. Декорации писал знаменитый художник Джованни Баттиста Скотти (или как его называли, Иван Карлович Скотти), выходец из Италии, автор декоративных панно и росписей в стиле классицизма в Гатчинском, Павловском, Таврическом, Зимнем и Михайловском дворцах. Журналист «Ш» писал о необыкновенно быстрой перемене декораций в театре: «Одно мгновение ока, один тихий шорох — и великолепные чертоги превращаются в очаровательную рощу».