Игра в правду

Опубликовано: 2010-10-14

Игра в правдуВиктор Шамиров – одиозная фигура в отечественном театре, хотя в его стилистике в настоящее время не работает только ленивый. Все антрепризы так или иначе построены на его находках, выработанных им клише и эффектах. Но так уж получилось, что после освистанной критиками «Трактирщицы» (за что? сейчас таких спектаклей пруд пруди!) ему был заказан путь на основные сценические площадки вроде МХТ. Да и нужно ли ему это, раз он уже нашел себя в таком консервативном (по большому счету) месте, как современный российский театр.

В конце 90-х Шамиров зарекомендовал себя, как авангардист, поставив «Дон Жуана» в Театре Российской Армии, «Не все коту масленица» в театре-студии «Человек» и другие нашумевшие, а главное, одобренные критикой, спектакли. Но все изменилось, когда подающий надежды режиссер приступил к постановкам для «Независимого театрального проекта». Хотя «Примадонна» (другое название – «Мастер-класс»), повествующая о великой певице Марии Каллас (блистательная роль Татьяны Васильевой) на закате ее карьеры, всех устраивала и не вызывала никаких кривотолков.

«Трактирщица» же, как уже было сказано ранее, вдруг резко сшибла Шамирова с театрального пьедестала, что сейчас вызывает лишь усмешку, если учитывать, до чего дошел сам репертуарный театр, и насколько ослабло критическое сообщество под натиском антреприз и «новой драмы».

Не думаю, что вся эта катавасия сильно отразилась на творческом мышлении этого талантливого человека. Но, наверняка, стала толчком для его дальнейшего высмеивания и «взлома» жизни в целом и театра в частности. Сначала он устроил мужской стриптиз с участием медийных актеров (Куценко, Башаров, Марьянов, Полицеймако) – «Ladies’ Night. Только для женщин» всем на зло собирает полные залы уже почти десять лет. Затем под его чутким руководством появился сногсшибательный детский спектакль «Белоснежка и другие» с тем же звездным составом, что и в «Ladies’ Night». Ну а «Бог» вскрыл все слабости и сложившиеся тенденции современного театра, в котором искусство бок о бок соседствует с мещанством, а гениев порой можно спутать с ремесленниками.

Многие отмечают, что наиболее выигрышны в спектакле Шамирова мужские роли. И, действительно, на фоне яркой троицы Куценко-Юшкевич-Марьянов роль Ирины Апексимовой смотрится статично и сухо. Но, к сожалению, сам образ диктует свои правила, да к тому же видна и режиссерская воля. Ведь Майя – это побудительный мотив к действию, если хотите, «вакцинация». Получив свою дозу, каждый из мужчин приходит определенному выводу и решению, а Толя (Гоша Куценко) еще и находит свою любовь. Так что Шамиров сделал правильную ставку на Апексимову, ведь она по своей природе холодновата.

Напоследок хочется поздравить всех с тем, что спектакль до сих пор живо смотрится. Совсем недавно его показали уже в 150-й раз, а это дорогого стоит в антрепризном театре. И надеюсь, что авторы будут выходить к зрителям еще много-много лет, потому как постановка этого заслуживает.