«Трёхгрошовая опера» в Сатириконе

Опубликовано: 2012-07-08

При всем уважении к известной постсоветской постановке «Трёхгрошовой оперы» в Сатириконе, московский зритель по-настоящему с произведением Брехта так и не познакомился. В Сатириконе «Трёхгрошовая опера» походила больше на бродвейский мюзикл о тяжёлой русской действительности 90-х годов — недаром этот спектакль попал в популистский проект «Намедни» как важная деталь эпохи. Было все, но настоящего Брехта не было.

Пожалуй, в том, что за постановку взялся Серебренников, есть какая-то историческая справедливость. Прошлый интерпретер «Трёхгрошовой оперы» Владимир Машков как никто подходил для выполнения задачи переноса самой немецкой пьесы на русскую сцену и последующей ее русификации. Перед Серебренниковым стояла обратная задача, и он справился с ней так, как он умеет.

Пустая сцена, современные технологии и сотня людей в массовке (большинство с портретом Хабенского на футболках) — все эти ухищрения, не имеющие никакого значения, кажется, нужны только затем, чтобы указать на имя режиссера в программках. Но под безобразием, которым можно обрадовать разве что заядлых «театралов», посещающих и восхищающихся всем, что рождается внутри сакральных театральных стен, скрывается довольно интересный процесс.

Серебренников переосмысливает всю историю постановки «Трёхгрошовой оперы» — первым делом он берётся за то, чтобы стряхнуть с нее пыль. С этим, вроде, все понятно — аттракционный антракт, мультимедийная сцена и минимализм в костюмах и декорациях. Но вместе с этим, он создает действительно эпический спектакль и ставит Брехта так, как будто до него никто не ставил — свежо и остро.