В Театре Пушкина станцевали Дюма-сына

Опубликовано: 2013-05-13

В Театре Пушкина станцевали Дюма-сынаТанцевальные спектакли в исполнении драматических актеров сегодня не редкость. Среди самых ярких — спектакль «Моряки и шлюхи» фоменок и «Материнское поле» пушкинцев. Внимательный зритель вспомнит также успех постановок Анжелики Холиной в вахтанговском театре.

Теперь в ряду экспериментальных новинок появилась «Дама с камелиями». Ставить взялся Сергей Землянский (он же ставил «Материнское поле»). В артисты снова выбрал пушкинцев. Последнее, кстати, неудивительно. Не будет преувеличением сказать, сегодня труппа театра сплошь состоит из актеров-фанатиков (со знаком плюс, разумеется). И после тотального успеха бутусовского «Доброго человека…» им важно не снизить планку.

Что ж, пограничный жанр значительно расширяет возможности: актер должен без слов доказать собственный драматический дар. Через иную, пластическую форму продемонстрировать психологические детали заданных образов и характеров. Пушкинцам это вполне удается. Так что, если кто-то ждет от «Дамы» «картинок с выставки», — не дождется. Это современная история по литературным мотивам: сюжет романа Дюма-сына важен, но только в качестве оси координат. Маргарита Готье — содержанка, игрушка в руках богачей. Но она отнюдь не наивна, хрупка и безобидна. В первой части спектакля ее непотребства вроде полуобнаженных танцев с плетками и опасных чудачеств с ядом в одном из бокалов для гостей, выглядят вполне в духе современного Маркиза де Сада.

Эта женщина с распахнутыми и густо подведенными черным глазами, кровавым цветком в зубах (эффектный и страшный символ чахотки) явно играет с роком на равных. Ей нечего терять, она уже в агонии. Эта агония передается ее окружению. С дикой скоростью отплясывают гости на очередном светском рауте. Бешеная карусель из роскошных нарядов и полубобнаженных тел не дает чувствам проникать в души. И тут вдруг… появляется Он, Арман Дюваль.

Дворец с винтовыми лесенками превращается в томную аллею, чуть освещаемую фонарями, белоснежная зала с мебелью на заказ — в спальню разгоряченных любовников. «Золотой век» отступает перед внезапно нахлынувшим чувством. Она все так же кашляет красивыми красными цветами… Он видит в этом только поэзию и мечты. Однако нежность, как все цветы и мечты на свете, уносит беспощадный вихрь реальности. Отец Дюваля противится свадьбе, готовя куда более важную — свадьбу дочери. Он уговаривает Маргариту солгать Арману.

В финале куртизанка умрет на руках у возлюбленного, которому отец расскажет правду. Финальная сцена, когда Арман баюкает куклу, завернутую в фату, а гости дома несут желтые цветы к его ногам, — одна из самых пронзительных. Спектакль вообще очень красив. Но кроме невероятной картинки, в нем есть и тайна, и счастье, и страсть, и трагедия. Это танец души на краю гибели. И уже даже не странно, что сегодня такие танцы повсеместны.