«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре

Опубликовано: 2010-12-13

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центреВ московском сахаровском центре проходят показы необычного документального спектакля «Второй акт. Внуки». Это экспериментальный проект Михаила Калужского и Александры Поливановой, в основу которого легли монологи людей, чьи предки виновны в преступлениях советского режима. Какие эмоции испытывают люди, чьи деды были следователями НКВД, членами СМЕРШа, советскими цензорами, идейными коммунистами, составляли расстрельные тройки, возглавляли лагеря заключенных и так далее? Что они думают о своем кровном родстве? Чувствуют ли свою ответственность за преступления родственников? Как живут с этим знанием? Должны ли грехи отцов стать бременем для их сыновей и дочерей?

В спектакле занято 9 актеров: Юлия Ауг, Женя Беркович, Ульяна Коптяева, Анастасия Патлай, Валентин Самохин, Иван Тимофеев, Анна Шмитько, Светлана Михалищева, Сесиль Плеже. Действие протекает в жанре сеанса групповой психотерапии: при входе зрители получают билет с номером стула, которые стоят в кругу в произвольном порядке, рассаживаются, смотрят друг на друга. Актеры и зрители перемешаны. Старт дает светящаяся надпись на табло: вы можете говорить, когда загорится ваш номер.

Номера загораются. Люди рядом с вами, через одного или напротив начинают делиться воспоминаниями. Рассказываются реальные истории, называются реальные фамилии: Ягода, Черток, дело Рауля Валенберга, Андрей Януарьевич Вышинский, Бубнов…

Все здесь в равных условиях. Актеры не подсвечиваются приборами и совсем ничем не отличаются от зрителей (хотя вычисляются наметанным глазом по бутылке с водой в руках, сумочке или около стула). Поневоле волнуешься и даже думаешь, что скажешь ТЫ, когда загорится номер твоего кресла. Потому что каждому из нас есть, что сказать на эту тему. У всех нас в той или иной степени подпорченная генетика, не может быть иначе после столь трудной советской истории. Мы – плоды отрицательной селекции: революция, голод, гражданская война, а следом репрессии, в которых самых лучших уничтожали, ссылали в лагеря, потом тех, кто остался, добивали на войне и после нее. Думать об этом больно. Жить с этим непросто. И что еще хуже — эта тема до сих пор не отрефлексирована нами. Почему выжили наши деды? Какими они были? Какие мы на самом деле? Если мы не будем об этом думать, мы не сможем дальше жить. Ключ от двери в будущее всегда – в прошлом.